«Астория», Санкт-Петербург

1-22-2018

Белой ночью месяц красный
Выплывает в синеве.
Бродит призрачно-прекрасный,
Отражается в Неве.
Мне провидится и снится
Исполненье тайных дум.
В Вас ли доброе таится,
Красный месяц. Тихий шум?

Путешествуя по миру, открывая новые неповторимые точки на карте своих путешествий, мне всегда хочется, как будто в награду, делиться рассказами о своей великой стране с теми, кто, как правило, даже не имеет представления, что такое настоящая Россия и что можно потратить целую жизнь на путешествия только по одной стране, но так и не успеть собрать все жемчужины этого невероятного по своей длине, красоте, историческому и художественному наследию ожерелья, которое тянется на протяжении 10 000 километров от Калининграда до Камчатки. И даже я, путешествуя много по России, не знаю и десятой части всех тех чудес, которые хранит моя страна.

 

Безусловно, выбрать один регион или город, а тем более отель, очень не просто. Рассказов о путешествиях по России будет много, и я расскажу о десятке уникальных отелей, но выбрать первый, тот с которого можно было начать роман о России, невероятно сложно. Но, всё же, этот сложный выбор мне сделать придётся.

Я знаю, что у многих иностранцев Россия ассоциируется с Санкт-Петербургом. Вернее, политически и административно ассоциируется с Москвой, с Кремлём, а душа России, её культурное наследие — именно с Петербургом. Не даром ЮНЕСКО включило исторический центр Санкт-Петербурга в список мирового культурного наследия целиком.
И отель, который откроет первую страницу знакомства с Россией, должен быть не просто роскошным, не просто обладать богатой историей, но отражать дух города, страны, показывать всем своим видом причастность и важность истории и культуры. Быть гордостью нашего народа и гордиться им самим.

 

В Петербурге есть несколько отелей без которых любой мировой рейтинг лучших гостиниц был бы пуст, и я обязательно расскажу Вам о каждом. Но, есть одно имя, которое знают практически все, и ассоциации с этим именем исключительны. Санкт-Петербург, Россия, роскошный отель, петербургская богема.

«Астория» — это не просто отель. Теперь это уже один из символов Петербурга, прошедший вместе со своим городом все изгибы и повороты невероятной судьбы. Пройдя вместе со своим народом огонь и воду Первой Мировой войны, страшнейшую блокаду Ленинграда и медные трубы невероятного признания и прибыли с момента своего открытия в 1912 году.

 

Я неспроста начал этот рассказ со строк Александра Блока. Ведь именно он в 1915 году в Петербурге, прочитав стихи, завернутые в деревенский платок и оставив короткую записку о прочитанном «стихи свежие, чистые, голосистые…» открыл дорогу Сергею Есенину, наверное, самому русскому поэту, всем сердцем любящему Россию и остро чувствующему все противоречия, расколы её народа и в тоже время не представляющему себя без неё и без трагического русского характера, широкой души, которые и легли в основу лирического героя Есенина.

Я люблю тебя, родина кроткая!
А за что — разгадать не могу.
Весела твоя радость короткая
С громкой песней весной на лугу.

И несмотря на то, что список известных постояльцев Астории бесконечно велик, а множество интереснейших историй составляет, наверное, главное достояние этого великого отеля, я хотел бы посмотреть и рассказать об этом искрометном и магнетическом месте глазами Сергея Есенина, который не раз врывался в холлы Астории, придерживая за талию Айседору Дункан, для которой все эти залы были центром светской жизни Петербурга.

«Астория» строилась в 1911–1912 годах под руководством архитектора Федора Лидваля как самый роскошный и современный отель Европы. Участок приобрело английское акционерное общество «Палас-Отель» и, конечно, название должно было быть с одной стороны звучное и запоминающееся, но с другой стороны не повторять, уже набившие оскомину, «Гранд-отель», «Бристоль», «Гранд-палас» и так далее. «Астория» была названа в честь фешенебельных нью-йоркских отелей, которыми владели братья Асторы. Открытие этого великолепного отеля состоялось 23 декабря 1912 года и стало настоящим событием европейского масштаба. Можно сказать, что впервые открыв свои двери, «Астория» начала год великого празднования трёхсотлетия дома Романовых и, конечно, стала одним из центров светской жизни Петербурга.

 

«Астория» была построена в «Прекрасную Эпоху» технического прогресса и расцвета европейской культуры в последний предвоенный год и стала настоящим воплощением стиля «belle epoque». Лучшие производители со всего мира оснащали, как бы теперь сказали, «умный дом» по последнему слову техники и в тоже время внедряли уникальные дизайнерские решения. Посудите сами: автоматическая система пылесборки, спроектированная берлинской компанией, освещение с электропроводкой, стены номеров с пробковой звукоизоляцией, в каждом номере кнопка вызова горничной и в некоторых номерах самое диковинное изобретение — телефон.

 

Интерьер и декор также не уступали технике в эксклюзивности: мраморные колонны из зальцбургских каменоломен, ванные комнаты украшены керамической плиткой русско-богемского завода, люстры от саксонской бронзовой фабрики Вурцена, а посуду поставил немецкий фарфоровый завод акционерного общества братьев Баушер. И особый шик придавали гигантские панорамные окна на первом этаже, которые давали возможность обмениваться взглядами богемной асториевской публике и остальному Петербургу.

Само здание олицетворяло изысканность и монументальность модерна, скошенный угол «Астории» необыкновенным образом наполнял богатством пространства и света и открывал потрясающий вид на Исаакиевскую площадь. Расположение было, безусловно, уникальным и гостиница с прекрасными номерами, зимним садом, несколькими ресторанами и кафе, банкетным залом и библиотекой завоевала сразу же после открытия звание самой комфортной гостиницы Европы.

 

Получив за первые четыре года работы баснословную прибыль, «Астория» вошла вместе со своим городом и народом в самую сложную эпоху войн и переворотов, достойно вытерпев все изгибы судьбы и так и осталась тем же бессменным символом, олицетворяющим город на Неве.

 

Во время Первой мировой войны отель превратили в «Петроградскую военную гостиницу», где жили высшие офицеры российской армии. После Октябрьской революции «Астория» стала «первым домом Петросовета» и неизменно размещала первых лиц государства с семьями. Гостиница пережила страшнейшую блокаду Ленинграда, служа как и прежде своим постояльцам госпиталем.

 

Удивительно, что именно благодаря своей известности, «Астория» сохранила себя во время бомбежек Великой Отечественной Войны. Гитлер лично дал запрет на уничтожение отеля, так как планировал устроить банкет по случаю взятия Ленинграда именно здесь.
Почти семьдесят лет от НЭПа и до конца двадцатого века гостиница принадлежала и управлялась «Интуристом», но в двадцать первый век уже вошла, являясь частью потрясающей коллекции Rocco Forte Hotels. «Астории» повезло, что она попала именно в эти руки, так как ни одна другая сеть не умеет так увидеть национальный дух отеля и сделать его символом того места, где он расположен.

Пожалуй, главным отличием RF считается именно индивидуальность каждого отеля, его самобытность. Все отели разные и нет в них общих черт или дизайнерских решений. Но, есть у каждого свой неповторимый шик, связанный генами с его национальной историей и прославляющий город в котором он находится. Дизайн-директор Ольга Полицци лично курировала обновление «Астории» после присоединения к коллекции Rocco Forte. Гостиница была не только реставрирована, она воплотилась в новом качестве, но сохранив при этом всё свое историческое наследие. «Астория» стала ещё более русской в своём национальном гостеприимстве, теплоте, связи с природой и историей Санкт-Петербурга и России.

 

Сергей Есенин всегда воспевал русскую природу, поражаясь красоте и душевности деревенской глубинки. Тёплые и светлые тона номеров отеля, дерево, лён — все это олицетворяет безграничную по красоте природу нашей страны. Гостиница роскошна, но нет в этом позёрства или кичливости, а лишь желание сделать время, проведённое в этом отеле, вдохновляющим своих постояльцев на связь с этим местом, с этим великим городом. Желание создать такую обстановку, в которой гость расслабляется и раскрывается как в своём творчестве, вдохновляясь всем тем, что его окружает, так и в широте души, которая находит отклик в каждом уголке Астории.

В Гостинице 169 номеров из которых 86 люксов. Несколько президентских люксов, названных в честь русских композиторов, королевский люкс с балконом и царский трёхсотметровый люкс составляют богатейшую коллекцию Forte suites. Мне посчастливилось жить в президентском номере, именуемом Shostakovich Suit, и это был один из лучших номеров, в которых мне когда-либо приходилось проживать.

 

Номер шикарен, но вместе с тем лёгок и светел. Он не давит, а наоборот даёт возможность ощутить себя в знакомой домашней обстановке. Весь пол устлан светлым паркетом, вся мебель исключительно из дерева, что создаёт невероятный уют и при этом восхищает своей красотой и изяществом. Потолок, стены, двери — всё белое. Наряду с большими окнами наполняет номер светом и каким-то солнечным настроением.

Мы приехали в Питер с сыном и разместились каждый в своей собственной спальне, каждая из которых не похожа друг на друга. Проводя по утрам водные процедуры в своих мраморных ванных комнатах, мы встречались в просторной гостиной, где уже был сервирован утренний кофе. Гостиная очень красива. Деревянные антикварные комоды, великолепные настольные лампы и бронзовые статуэтки конца позапрошлого века. Великолепный стол, который может разместить на обед как нескольких человек, так и быть сервированным для романтического ужина для двоих.

 

Номер имеет просторную гардеробную и потрясающий холл с огромным зеркалом, бронзовыми скульптурами в человеческий рост и антикварным чёрным резным столиком для мелких вещей. В отличии от всего остального в номере, холл встречает гостей яркими красно-бордовыми тонами, кружит голову и передаёт уже дальше в гостеприимный светлый дом.

 

Для уединения и работы в номере есть небольшая библиотека-кабинет, интерьер которой достаточно спокоен, дабы не отвлекать постояльца от дел и от посетивших мыслей. Со вкусом подобранная библиотека русской и зарубежной классики, письменный стол и уютный диван создают благоприятную атмосферу как для работы, так и для наслаждения музыкой или фильмом.

Невозможно не отметить потрясающую коллекцию изделий из льна. Я нигде прежде не встречал такого качества льна в гостиничных номерах. Уже более десяти лет английская компания Volga Linen поставляет «Астории» уникальные изделия. Льняные шторы, постельное белье, скатерти, покрывала не только создают невероятный уют, но и помогают возрождаться исконному древнему ткацкому мастерству, которое является важной частью наследия России и Поволжья. Компания работает как с известными фабриками, так и с небольшими швейными общинами Поволжья, которые до сих пор создают уникальные изделия, используя древние традиционные методы производства, создавая каждое изделие вручную.

 

Великолепный вид на Исаакиевскую площадь и собор, пейзажи русских художников, старинные гравюры и фотографии, персональный сервис — всё это дополняет образ великолепного гостевого дома, в котором мечтает остановиться каждый, кто посещает Санкт-Петербург.

Как и Есенин, в котором уживались и ангел и бес, желание уединиться, окунувшись в ласковое солнце русской провинции, наряду с безудержным желанием раскрыть душу в исконно русском разгулье, так и «Астория», наряду с домашними уютными номерами предлагает несколько мест, где каждый может провести как тихий вечер за бокалом любимого напитка, так и предаться кулинарным излишествам в шумной компании.

Astoria Café — это основной ресторан отеля. Блюда русской и французской кухни также уводят нас на столетие назад и возвращают в потрясающую атмосферу русских балов и ужинов. Потрясающий вид и интерьеры, великолепная кухня, фотографии со сцен Мариинского театра захватывают нас и с первых же секунд начинают знакомить с Петербургом.

 

Lichfield Bar — очень атмосферный. Невероятный стиль ему придают фотографии величайшего фотохудожника Патрика Личфилда, наверное самого известного и титулованного ню-фотографа в мире. Будучи королевским фотографом, а также сам обладающий титулом, он взял в руки фотоаппарат в шесть лет и с тех пор, по собственному утверждению, ни разу не выпускал. Героями его снимков были члены королевской семьи, актёры, музыканты и совершенно обычные люди, но каждая из его фотографий, безусловно, является мировым шедевром.

 

В баре вы можете видеть известные фотографии с обнаженными моделями и с живописными окрестностями Лондона. Само название бара — в честь великого фотографа, кожаная мебель, приглушенный интерьер алого и желтого цветов, «живой» джаз создают невероятную атмосферу и приглашают в свои двери 24 часа в сутки.
Rotonda Lounge one несёт в себе традиции русского чаепития, которое привил «Астории» её первый директор — француз Луи Терье. Огромный начищенный самовар до сих пор находится на том самом месте, где и столетие назад.

 

Напоследок, я хочу сказать, что все то о чём я рассказал, является лишь частью достояния «Астории». Я думаю, что во многом уникальность этого отеля создаёт невероятное количество историй и слухов из жизни знаменитейших постояльцев и гостей. И эти сотни рассказов и баек, наполняющих эти стены, — лишь малая толика тех событий, которые разворачивались здесь.

 

Ещё Григорий Распутин часто заезжал в «Асторию» к княгине Долгорукой.
Сергей Есенин с Айседорой Дункан и поэтом Сергеем Городецким, Максим Горький с фантастом Гербертом Уэллсом часто сидели в ресторане гостиницы. Александр Вертинский считал «Асторию» своим домом, и известна история, когда он более десяти часов прождал свободный номер, но так и не решился поменять гостиницу.

 

В 1932 году Михаил Булгаков проводил здесь медовый месяц с Еленой Нюренберг, и впечатления от отеля легли в бессмертный роман «Мастер и Маргарита». Сергей Довлатов не выходил из «Астории», считая гостиницу, часто упоминающуюся в его рассказах «Компромисс», «Чемодан», основным местом разгула.

 

Сергей Михалков, Владимир Высоцкий, Сергей Дягилев, Василий Аксёнов и многие-многие другие великие россияне искренне любили это место и не отказывали себе в удовольствии в очередной раз насладиться его гостеприимством.
Историк джаза Владимир Фейертаг вспоминал, что в Асторию проникали как в Массонскую ложу: приличных джазовых музыкантов помимо этой гостиницы послушать было попросту негде. Элтон Джон, Мадонна, непременно останавливались в «Астории», приезжая с гастролями в Санкт-Петербург.

Благотворительные балы русских князей перетекли в дипломатические вечеринки, а сейчас — в показы мод и церемонии вручения престижных премий.
Всё это вместе: дух русской природы, культурное наследие Петербурга, величайшее достояние стен, накопивших более чем за столетие величайшую историю — дарит вам неповторимое ощущение причастности к русской истории и даёт возможность окунуться и насладиться всем великолепием и неповторимостью нашей страны.

Павел Манылов

Категории:Путешествия

1 Комментарий

    Оставить комментарий:

    Ваш e-mail адрес не будет опубликован